Критика ломброзианства современниками

На Втором парижском конгрессе обоснованность выводов Ломброзо была предана сомнению. Аргументы его оппонентов носили в главном логический нрав. Так, французский исследователь Тард высказал идея о том, что если б главной предпосылкой преступности были физиологические аномалии преступников, то количество злодеяний всегда оставалось бы постоянным, в то время как цифра преступности колеблется зависимо Критика ломброзианства современниками от соц критерий. Французский криминолог Лакассань сравнил преступников с бактериями, которые всегда есть в любом здоровом организме, и если организм силен, то он не дает им негативно проявить себя, — потому истоки преступности следует находить в нездоровом публичном организме. Эти положения принципно не противоречили измененным взорам Ломброзо (но Критика ломброзианства современниками многие критики специально либо по неведению не учитывали, что Ломброзо существенно доработал и изменил свою теорию). Защищая главные постулаты антропологической школы, настаивая на том, что прирожденный правонарушитель отличается от обычного человека, Гарофало предложил сформировать международную комиссию в составе Ломброзо, Лакассаня, Бенидикта, Берти-льона, Мануварье, Маньяна и Лаваля для того, чтоб провести ряд Критика ломброзианства современниками сравнительных наблюдений по последней мере над 100 живыми правонарушителями и 100 добросовестными людьми. Конгресс единодушно одобрил это предложение. Но противники мыслях Ломброзо отказались от исследовательских работ и ограничились беспредметной критикой (комиссия так никогда и не собралась). Данный факт возмутил приверженцев Ломброзо и

на 3-ий конгресс в Брюссель ни какой-то из них Критика ломброзианства современниками не приехал. Этот 3-ий конгресс, проходивший в 1892 г., некие ученые считают крахом мыслях ломброзианства. А ах так его обрисовывает Э. Ферри: "Отсутствие итальянцев на этом конгрессе отдало, естественно, свободу самой усиленной и сладкоречивой трепотне против криминального типа и уголовной антропологии, и напрасно Ван-Гамель, Дриль и Критика ломброзианства современниками г-жа Тарновская пробовали приостановить этот поток".1 В то же время те из врагов, кто по побуждению Ломброзо решил лично прикоснуться к правонарушителям, много изменили свои взоры. Ах так высказался какой-то из них — консерватор и жаркий приверженец мыслях традиционной школы уголовного права доктор Канонико: "Я не фаталист, но когда я Критика ломброзианства современниками увидел нескольких рецидивистов уже зрелого возраста, собранных в одной камере Брухзальской кутузки, я произнес для себя: что бы ни делали, эти люди останутся всегда жуликами".2

В 1896 г. на очередной конгресс в Женеве не приехали противники Ломброзо. Так что размежевание научных направлений зополучило нрав противоборства. Хотя анализ выражений ломброзианцев Критика ломброзианства современниками на этом конгрессе указывает, что непролазной стенки меж учеными антропологической школы и их оппонентами по существу не было. Ломброзо и его последователи одобрили выступление Э. Ферри, в процессе которого тот снова подтвердил высказанную им в 1880 г. идея о том, что прирожденный правонарушитель не непременно должен совершить грех в течение жизни Критика ломброзианства современниками. Подходящие социальные условия могут нейтрализовать его природную расположенность к злодеянию так же, как правильное развитие малыша с расположенностью к туберкулезу и обеспечение ему хороших погодных и гигиенических критерий жизни могут содействовать тому, что тот не умрет от этой заболевания. Но ни у 1-го спеца не появляется сомнения в том Критика ломброзианства современниками, что существует клинический тип прирожденного туберкулезника только из-за того, что может быть предупредить у последнего развитие заболевания. И Ферри считает безосновательным отрицание типа прирожденного правонарушителя лишь на том основании, что некие из лиц данной категории вследствие подходящего стечения событий в течение жизни не совершат злодеяния.3

Равномерно, в Критика ломброзианства современниками главном под воздействием Э. Ферри, в рамках антропологической школы выкристализовывался веро

ятностный подход в оценке склонности к злодеянию (мы помним, что базы этого подхода были заложены А. Кетле):

возможность совершения злодеяния лицом, имеющим признаки прирожденного правонарушителя, несоизмеримо выше вероятности совершения схожих действий со стороны обычного человека. Рассчитывая процент проявления тех либо других Критика ломброзианства современниками признаков у преступников разного типа, Ломброзо сделал 1-ые шаги к расчету числа этой вероятности.'

Научные выводы и практические советы Ломброзо повсевременно подвергались суровой критике со стороны его оппонентов. Аргументы критиков по мере их опровержения Ломброзо и его сторонниками становились все более и поболее научными и убедительными Критика ломброзианства современниками — Ломброзо вынудил многих собственных оппонентов оборотиться лицом к суровым исследованиям, наблюдениям и экспериментальной работе. 1-ые возражения против теории Ломброзо носили быстрее чувственный нрав: этого не может быть, так как этого не может быть никогда. Потом стали выдвигаться логические аргументы. Сразу было подмечено, что одного криминального типа быть не может, — разные Критика ломброзианства современниками правонарушители имеют и различные антропологические признаки. Ломброзо с этим был обязан согласиться и сначала поделил всех преступников на убийц, воров и насильников, а потом воспринял более основательную систематизацию Ферри. Французский ученый Легран отметил, что нереально выделить тип прирожденного правонарушителя, так как само понятие злодеяния носит соц и исторический нрав Критика ломброзианства современниками: то, что криминально в одном государстве, не криминально в другом; то, что числилось нормой в стародавние времена, стало криминальным сейчас, и напротив. Парировать этот аргумент сам Ломброзо не сумел. Его последователь Р. Гарофало предпринял попытку создать понятие естественного злодеяния. Социолог Э. Ферри, отметив, что со времен Старого Рима Критика ломброзианства современниками отношение к убийцам и ворам фактически не изменялось и во всяком государстве их признают правонарушителями, указал, что антропологи разрабатывают теорию для современного цивилизованного общества, а исторический анализ не имеет сколь-нибудь существенного значения для разработки животрепещущих практических советов по защите от преступников.

Французские криминалисты Дюбюсон и Джоли, отмечая, что некие Критика ломброзианства современниками правонарушители, начиная как воры, кончают криминальную карьеру как убийцы, с значительной толикой

сарказма высказали колебание, не меняют ли правонарушители при всем этом наружность. Ломброзо, отстаивая свои выводы, делая упор на систематизацию преступников, разработанную Ферри, внушительно обосновал, что только у случайных либо обычных преступников может быть совмещение убийства и воровства. Посреди Критика ломброзианства современниками прирожденных преступников воры и убийцы составляют два совсем разных класса: вору тошно пролитие крови, убийце, напротив, более применимым методом хищения будет совершение насилия над жертвой и после чего присвоение ее вещей.

Тард увидел сходство антропологических признаков прирожденного правонарушителя с антропологическими признаками дамы. Это, по мысли Тарда, опровергает выводы антропологов, так Критика ломброзианства современниками как установлено, что дама пореже совершает злодеяния и наименее склонна к криминальной деятельности. Этот упрек Ломброзо признал отчасти обоснованным и пришел к выводу, что каждому полу соответствует собственный набор антропометрических признаков криминального человека. Эти идеи он развил в книжке "Дама преступница и путана", где привел сильно много увлекательных Критика ломброзианства современниками фактов о женской преступности.'

Ломброзо упрекали в том, что признаки криминального типа выявляются наименее чем у 50% преступников (у 45% убийц, 33% изнасилователей, 24% воров)2, а о типичности тех либо других свойств можно гласить, когда они встречаются по последней мере более чем у половины людей. Приняв систематизацию преступников, разработанную Ферри, Ломброзо удалось отыскать контраргументы: далековато Критика ломброзианства современниками не все правонарушители прирожденные, посреди их много случайных, обычных, неосмотрительных и преступников по страсти. Только около 30—40% из их можно отнести к криминальному типу. Конкретно у них-то и выявляются преступные признаки. Выводы Ломброзо существенно укрепили данные исследовательских работ итальянского ученого Пенты, который, лично исследовав в каторжных Критика ломброзианства современниками кутузках 400 человек, совершивших тяжкие злодеяния, у 97% из их отыскал преступные антропологические аномалии, у 96% из их он следил совокупа 3-х и поболее аномалий.3

Более значимые аргументы против теории Ломброзо представили социологи. В 1897 г. французский ученый К. Раковский опубликовал книжку "К вопросу о преступности и

дегенерации". В ней он обнародовал собственные исследования и данные Критика ломброзианства современниками сравнительного анализа преступников и непреступников, проведенного другими оппонентами Ломброзо. Он пришел к выводу, который, по его воззрению, был должен совсем низвергнуть преступную антропологию: "Тип прирожденного правонарушителя не обусловлен, так как те же самые признаки можно найти у обычного индивидума".' Подобные выводы сделал и британский тюремный доктор Чарльз Горинг.2 Когда вышла Критика ломброзианства современниками в свет книжка Раковского, Ломброзо находился в преклонном возрасте. Исследования Горинга были проведены уже после его погибели. Достаточно убедительные контраргументы представили единомышленники Ломброзо. А именно, Э. Ферри противопоставил этим ученым последующие резоны:

— решающее значение для отнесения определенного человека к криминальному типу имеет не отдельный признак (который может быть Критика ломброзианства современниками найден и у обычного индивидума), но их совокупа;

— "нередко профаны присваивают неким признакам только поэтому, что они более оказываются на виду, такое значение, которого с научной точки зрения они не имеют. Часто задумываются, что отыскали криминальный тип у человека только поэтому, что у него красноватые жилки на очах, уродливый Критика ломброзианства современниками рот, всклокоченная борода и т. п., а меж тем все эти особенности могут не иметь никакого значения для антрополога";

— "время от времени криминальные инстинкты находят для себя выход в какой-либо сокрытой форме и таким макаром ускользают от уголовных законов. Заместо того, чтоб заколоть свою жертву, ее можно вовлечь Критика ломброзианства современниками в какое-нибудь гибельное предприятие; заместо того, чтоб грабить на проезжей дороге, можно обирать людей средством биржевой игры; заместо того, чтоб грубо изнасиловать даму, можно совратить какую-нибудь злосчастную, а потом одурачить ее и кинуть и т. д." Таким макаром, человек "может не совершить ни кражи, ни убийства Критика ломброзианства современниками, ни изнасилования и пр., и в то же время не быть обычным";

— "мы не знаем, остается ли человек, отмеченный упомянутыми антропологическими признаками и до сего времени еще не совершивший злодеяния, не криминальным до конца собственной жизни";

— "мы не знаем, вправду ли не преступен индивидум, отмеченный этими аномалиями. Кому Критика ломброзианства современниками не понятно,

что совершается сильно много таких злодеяний, и очень принципиальных, которые остаются не открытыми либо совершители которых неопознаны".'


krivaya-titrovaniya-slabogo-odnokislotnogo-osnovaniya-silnoj-kislotoj.html
krivickaya-kv-kand-ekon-nauk.html
krivie-dolgosrochnih-izderzhek.html